о шизоидах




о шизоидах

Один из необходимых навыков терапевтической работы — способность к прояснению. Иногда требуется очень много времени, чтобы стало понятно, что перед вами шизоидный клиент. Много, потому что им трудно говорить о себе, трудно быть ясными, и в то же время внешние защиты, которыми они себя поддерживают, могут очень отличаться от того, что внутри. Приходится наматывать круги вокруг, набюдая, сопоставляя и расспрашивая много раз, непрерывно опираясь на феноменологию.

Когда касается описания шизоидной динамики, язык сам собой становится как-бы немного отстраненный, сдержанный, рациональный. В отношениях шизоиды могут выглядеть эмоционально недоступными, избегающими, медленно или слабо реагирующими на просьбы и приближение партнера. Так происходит, поскольку основной внутренний конфликт шизоида - конфликт между приближением и дистанцией. Близость небезопасна тем, что она изматывает, и в то же время потребность в ней очень высока. Шизоида привлекают эмоциональные люди, но крайне важным условием для нахождения в отношениях является сохранение для них партнером возможности отстраняться на необходимое расстояние и время. Только в одиночестве шизоид восстанавливает энергию. Им важно, чтобы партнер понимал — как они устроены и учитывал это. Страх поглощения и желание поглощать могут сочетаться в таких людях парадоксальным образом. При этом они могут быть очень внимательны к своим и чужим границам.

Так как формирование шизоидного характера происходит в младенчестве при взаимодействии с кормящей матерью и проистекает из реакции на грудь, у шизоида особые отношения с едой, которые он экстраполирует на людей.

Стремление поглощать, ненасытный голод и жадная потребность в близости с «желанным перебежчиком» (перешедшим на его сторону важным другим) сочетаются в его отношениях со страхом его разрушить, уничтожить, и связанных с этим тревогой и виной.

При субъективно переживаемой невозможности обладать желаемым, не достаточно скомпенсированные шизоиды могут ощущать потерю интереса и уходить в себя, разрывая важные связи, переживая тщетность, вплоть до тотальной утраты смысла.

У некоторых из них бессознательное будет менее скрыто под психическими защитами, чем у других. Первых принято называть сензитивными, вторых — экспансивными.

Шизоиды склонны к интеллектуализации и самодостаточны в том смысле, что они имеют богатый, насыщенный внутренний мир в котором они выстраивают отношения со своими внутренними объектами. Важной частью их эмоциональной жизни является фантазирование и творчество. Они сконцентрированы на себе, не боятся чужой оценки и сами относятся к людям безоценочно. Достижения для них важны не для того, чтобы соревноваться с окружением, а как результат их углубленного интереса в той сфере, которую они для себя выбрали. Интересные и талантливые натуры, они иногда страдают от недостаточной связи с реальностью в сфере отношений, что без дополнительной опоры на надежного партнера не всегда дает им возможность реализоваться в полной мере.

Если шизоид приходит в терапию, он скорее будет исследовать — как устроен он сам и его отношения с социумом. У него хорошо развита функция эго, поэтому он умеет делать выбор и принимать решения самостоятельно. От терапевта будет необходима способность давать ему достаточно свободы, и при этом помогать и поддерживать его интерес в исследовании важных для него вопросов, не слишком уходя в интеллектуализацию.

© 2016 Мария Долгих
Шизоидный характер
Шизоид всегда должен усиленно стремиться к взаимоотношениям ради безопасности и сразу же вырываться из этих взаимоотношений ради свободы и независимости: колебания между регрессией к матке и борьбой за рождение, между поглощением своего эго и его отделением от человека, которого он любит. Такая «то внутрь, то наружу» программа (термин Гантрипа), всегда приводящая к разрыву с тем, за что в данное время человек держится, является наиболее характерным поведением для шизоидного конфликта. «Стремительное приближение и отход», «цепляние и разрыв», естественно, крайне разрушительны и препятствуют всяким связям в жизни, и в какой-то момент тревога становится такой сильной, что ее нельзя вынести. Тогда человек полностью уходит от объектных отношений, становится явно шизоидным, эмоционально недоступным, отъединенным. Это состояние эмоциональной апатии, отсутствие какого-либо чувства — возбуждения или энтузиазма, привязанности или гнева...
Нарциссический клиент. В поисках идентичности
Обычная чувствительность к одобрению или критике свойственна всем здоровым людям. Нарциссическая личность озабочена образом себя в глазах других и поддержанием собственного самоуважения, часто в ущерб всему, что ее окружает и может быть ценным в ее жизни. Степень личностных нарушений нарциссов простирается от уязвимой и не стабильной самооценки, склонности к депрессиям, токсическому стыду и зависти до серьезных зависимостей, девиантного поведения, сексуальных извращений и антисоциальных, садистических проявлений. Склонность к нарциссическим нарушениям закладывается в раннем детстве. На это отчасти влияют обстоятельства, в которых рождается ребенок. Но очень во многом будущий характер ребенка определяется чувствительностью, эмпатичным отношением к нему матери, и ее способностью достаточно хорошо выполнять за ним уход, поддерживая эмоциональную связь с ребенком и помогая ему в важном процессе формирования идентичности.
Обида. Как не испытывать «инфантильные чувства»?
Есть мнение, что обида — это «инфантильное чувство», в норме свойственное только детям, и для взрослого являющееся рудиментом. Как апендикс, или соски у мужчин. Для начала, в оценке рудиментарности наука не однозначна. Но самое главное — в норме взрослый человек может и имеет право испытывать в отношениях с партнером обиду, и при этом расчитывать, что он не становится автоматически «инфантилом», «истеричкой», «манипулятором» и «абьюзером». По законам логики последняя фраза не может быть истолкована наоборот без потери для содержания. То есть обиженный человек не всегда является правым только по факту своей «обиженности». Есть, нюансы. Обида — это пассивная форма злости. Злость, не выраженная тому, кто нас чем-то задел, не выполнил обещание, обманул, не заметил, предал, в общем, нарушил наши границы. Эта злость — естественная реакция, и мы каждый раз выбираем — разворачивать, возвращать ее «обидчику», или заворачивать на себя, упаковывать в обиду.
Made on
Tilda